Кластерно-сетевая модель организации социально-экономического пространства как инновационный драйвер развития российской экономики

Обложка выпуска № 1(25) 2018 

pdf_5561

Киселев Д.Н.

Идентификатор статьи в журнале: 125361

УДК 332.1

Кластерно-сетевая модель организации социально-экономического пространства как инновационный драйвер развития российской экономики

© 2018 Киселев Дмитрий Николаевич[1]

E-mail:mr.dmitriykiselev@gmail.com 

Белгородский государственный национальный исследовательский университет

Основной проблемой функционирования и развития экономики Российской Федерации, как системы взаимодействующих регионов, является исключительная неоднородность и неравномерность развития социально-экономического пространства. Проблема пространственной неоднородности инициирует создание новой парадигмы территориальной организации и ускоренной трансформации социально-экономического пространства, требующей структурных изменений в экономике посредством построения новой инновационной и социально-ориентированной модели, способствующей повышению экономической эффективности территорий, стимулированию позитивных и преодолению негативных тенденций социально-экономического развития на основе эффективного и рационального использования имеющегося в регионах России потенциала.

Предлагаемое автором статьи решение по формированию кластерно-сетевой модели призвано обеспечить успешный переход отечественной экономики от стагнации к ее интенсивному развитию.

Ключевые слова: кластер, кластерно-сетевая модель, социально-экономическое пространство, регион, экономическая сеть

Сluster-network model of the socio-economic space as an innovation driver of the Russian economy`s development

© 2018 Kiselev Dmitry Nikolaevich

E-mail:mr.dmitriykiselev@gmail.com 

Belgorod State University

the Main problem of functioning and development of the Russian economy as a system of interacting regions, is the exceptional heterogeneity and uneven development of the socio-economic space. The problem of spatial heterogeneity triggers the creation of a new paradigm of territorial organization and accelerated transformation of the socio-economic space, which requires structural changes in the economy by creating new, innovative and socially-oriented model, raising economic effectiveness of the territories, to stimulate the positive and to overcome the negative trends of socio-economic development through effective and efficient use of available in the regions potential.

Proposed article the decision on the formation of cluster-network model is intended to ensure the successful transition of the national economy from stagnation to its intensive development.

Key words: cluster, cluster-network model, the socio-economic space, region, economic network

Современные особенности развития общественного производства, а также нарастающие и усиливающиеся процессы глобализации, требуют пересмотра традиционных подходов к управлению социально-экономическими процессами и являются «катализатором» поиска инновационных решений.

Сегодня в России, имеющей огромную и неоднородную территорию и большой «разброс» природных, ресурсных, этнокультурных и иных условий [1], существенное значение имеет проблема эффективной трансформации социально-экономического пространства.

Современное социально-экономическое пространство России включает в себя 12 крупных регионов [2]: Северный, Северо-Западный, Центральный, Волго-Вятский, Центрально-Черноземный, Поволжский, Северо-Кавказский, Уральский, Западно-Сибирский, Восточно-Сибирский, Дальневосточный, Калининградский, каждый из которых имеет свой набор особенностей, преимуществ и проблем.

Данное деление широко используется для долгосрочного прогнозирования развития экономики. Чаще всего в качестве основных и самых крупных экономических регионов, принято считать дифференциацию на уровне Федеральных округов, а для более детального анализа – субъектов Федерации (края, республики, области).

Социально-экономическое развитие каждого субъекта России, как одной из форм социально-экономического пространства зависит от экономического потенциала регионов, в том числе от уровня их валового регионального продукта (ВРП), который развивается не равномерно, о чем свидетельствуют данные динамики структуры совокупного валового регионального продукта по регионам России, представленные органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации (рисунок 1).

2018-03-14_22-59-24

Рисунок 1. Динамика объёма и темпов роста совокупного ВРП по федеральным округам в РФ, базовый прогноз МЭР на 2017-2019 гг.*

*Источник: Прогноз социально-экономического развития Российской Федерации на 2017 год и на плановый период 2018 и 2019 годов // Минэкономразвития России, 2016. Режим доступа: http://economy.gov.ru/wps/wcm/connect/9dd9931d-3960-454c-a8db-ec6fc1ab4bfc/prognoz_2017_2019.pdf?MOD=AJPERES&CACHEID=9dd9931d-3960-454c-a8db-ec6fc1ab4bfc

Несмотря на положительную динамику темпов роста ВРП, во многих субъектах России существует проблема диспропорции между регионами по объёмам производства валового регионального продукта (ВРП) на душу населения. Так по результатам 2015 года уровень диспропорции между регионом-лидером (ЦФО) и регионом-аутсайдером (СКФО) составил 1379% (рисунок 2) , что существенно превышает аналогичные показатели как большинства развитых, так и беднейших государств мира [3].

2018-03-14_22-59-48

Рисунок 2. Уровень диспропорции по объёмам производства ВРП на душу населения*

*Рассчитано автором на основе статистики, источник: Регионы России. Социально-экономические показатели. 2016: Стат. сб. / Росстат. М., 2016. 1326 с

Данные факты свидетельствуют о наличии проблемы межрегиональной дифференциации в Российской экономике, которая обусловлена несовершенством формирующегося социально-экономического пространства и слабостью механизмов регулирования его развития.

По нашему мнению, главными проблемами формирования и развития социально-экономического пространства регионов РФ в настоящее время являются:

  1. Продолжающееся усиление межрегиональной социально-экономической дифференциации (неоднородности пространства).
  2. Переплетение дезинтеграционных и интеграционных процессов.
  3. Переход от экономического спада к экономическому росту со значительными региональными особенностями.

Избыточная глубина неоднородности экономического пространства выступает барьером для межрегиональных связей. Соответственно нарушается рыночный механизм обеспечения равномерного социально-экономического развития территории страны.

Таким образом, сегодня необходима новая парадигма территориальной организации и ускоренная трансформация социально-экономического пространства, требующая структурных изменений в экономике посредством построения новой инновационной и социально-ориентированной модели, способствующей повышению экономической эффективности регионов, стимулированию позитивных и преодолению негативных экономических тенденций на основе эффективного и рационального использования имеющегося в России потенциала.

Одним из возможных путей преодоления сложившихся проблем территориального развития и предстоящей трансформации является построение новой модели организации социально-экономического пространства на основе кластерно-сетевой структуры, представляющей собой сетевую взаимосвязь территориально-пространственного размещения хозяйствующих субъектов, составляющих сеть взаимосвязей и взаимодействий структурных элементов региональных экономик сопряжённых территорий как внутри, так и вне кластеров [4, с.48].

Мы считаем, что сетевые экономические отношения в контексте экономических взаимодействий являются незаменимым механизмом экономической координации, благодаря наличию адаптационной функции сети.

Сети, в отличие от иерархии, основаны на горизонтальных связях и действуют на основании принципов, отличных от рынка и иерархии. Их характерной чертой являются доверие, самоорганизация и сотрудничество [5, с.81].

Исходя из сравнения моделей, представленных на рисунке 3, можно сделать вывод о том, что сетевой механизм координации экономических взаимодействий – это, в первую очередь, адаптационный механизм. По отношению к государству он может смягчать неэффективность институциональной среды за счёт действия неформальных институтов. При этом неэффективность формально институциональной среды можно рассматривать как одно из условий формирования сетевых экономических отношений.

2018-03-14_23-00-12

Рис.3. Сравнение иерархической и сетевой модели экономических взаимодействий

В последнее время среди различных типов сетевых структур, наибольшим вниманием со стороны, как учёных, так и общества в целом, пользуются кластеры, т.к. они являются эффективным инструментом повышения конкурентоспособности территорий и отраслевых комплексов [6]. Проведённый нами анализ дефиниций «кластера», позволяет сделать вывод о том, что термин «кластер» не имеет однозначного определения. Некоторые учёные не разграничивают понятия сетевых структур и кластеров, и, говоря о кластерах, имеют в виду сетевые структуры в целом [7]. Учитывая многообразие различных подходов и мнений учёных-экономистов при идентификации кластеров и сетей, нами в дальнейшем будут рассматриваться особенности развития кластеров, как сетевых структур.

Если ещё несколько десятилетий назад вопросы формирования кластеров являлись темой многих научных дискуссий и требовали чётко оформленной концепции территориального развития, основанного на кластерном подходе, то уже сегодня в мире существуют научные школы, изучающие территориальные кластеры, а также успешно функционируют кластерные национальные обсерватории: Европейская кластерная обсерватория (http://www.clusterobservatory.eu ); Российская кластерная обсерватория (http://cluster.hse.ru/ ); Индийская кластерная обсерватория (http://www.clusterobservatory.in/ ) и др. [8, с.186]

Структурные модели кластеров крайне разнообразны, однако в их рамках можно выделить несколько основных элементов. Анализ научных трудов отечественных и зарубежных учёных позволил нам сделать вывод о том, что набор функциональных элементов кластера практически универсален — это компании, органы государственной власти, профессиональные и общественные организации, образовательные и научные учреждения, каждый из которых выполняет свои, специфические функции, а их взаимосвязь и детальное содержание зависят от выбранной модели [9, с.298].

Исследование различных точек зрения учёных, занимающихся проблемой кластеризации территорий, позволило нам выделить среди большого количества подходов два типа кластерного развития: Североамериканский и Азиатский. Для Североамериканского типа характерна исторически сложившаяся ориентация на политику «малого вмешательства федерального правительства в процесс кластерного развития», в то время как для Азиатского типа характерна активность государственного начала в отношении развития кластерных инициатив [10].

Исследование и обобщение международного опыта кластеризации позволило нам выявить общие закономерности этого процесса:

üоснова взаимодействия – принцип «тройной спирали» — государство, наука и бизнес;

üрезультатом взаимодействия является развитие инновационной деятельности в кластере и, как следствие, повышение конкурентоспособности;

üключевые фирмы (ядро кластера) стимулируют появление новых фирм, как следствие, происходит развитие целых отраслей в экономике стран.

Необходимо отметить, что опыт стран с развитой экономикой свидетельствует об эффективности использования кластерной модели, в которой конкурентоспособность и инновационная привлекательность являются ключевыми драйверами развития производства не только крупных предприятий, но и организаций среднего и малого бизнеса, что позволяет добиться синергетического эффекта в экономической деятельности стран в целом [11]. В связи с этим представляется обоснованным необходимость изучения международного опыта кластеризации для повышения конкурентоспособности экономики РФ как в целом, так и на региональном уровне.

Переходя от анализа зарубежного опыта к обзору российской практики формирования кластеров, стоит отметить тот факт, что базовым документом, впервые установившим рамки кластерной политики в Российской Федерации, явилась Концепция долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года. Создание сети территориально-производственных кластеров было обозначено в ней в качестве условия модернизации экономики и реализации конкурентного потенциала регионов. Предусматривалось формирование двух типов кластеров – инновационных высокотехнологичных (в урбанизированных регионах) и территориально-производственных (на слабоосвоенных территориях, ориентированных на глубокую переработку сырья и производство энергии с использованием современных технологий) [12].

В 2012 г. Министерство экономического развития Российской Федерации в соответствии с поручениями Президента и Правительства Российской Федерации приступило к реализации программы поддержки инновационных территориальных кластеров (ИТК), перечень которых был сформирован по результатам конкурсного отбора.

Программа поддержки 27 пилотных ИТК стала первой и наиболее масштабной среди подобных национальных инициатив. Ее реализация способствовала активизации деятельности организаций – участников кластеров. На фоне негативных общеэкономических тенденций предприятия-участники кластеров продемонстрировали положительную динамику по ряду показателей (рисунок 4).

2018-03-14_23-00-39

Рисунок 4. Результаты деятельности пилотных инновационных территориальных кластеров РФ в 2013-2015 гг*

*Источник: Минэкономразвития России (2015) Кластерная политика: концентрация потенциала для достижения глобальной конкурентоспособности. СПб.: «Corvus»

Согласно аналитике представленной на рисунке 4, необходимо отметить положительную динамику практически по всем ключевым показателям предприятий-участников кластеров за 2013–2015 гг.:

üобъем производства в рамках кластеров увеличился в постоянных ценах на 429 млрд. руб. – почти до 2 трлн. руб.

üвыработка на одного работника в реальном выражении выросла на 10%

üчисло новых высокопроизводительных рабочих мест – выросло более чем на треть

ü40 тыс. сотрудников прошли обучение по программам профессиональной подготовки и повышения квалификации

Основные показатели развития пилотных ИТК значительно превосходят средние значения по регионам их базирования. В частности, объем совокупной выручки их участников от продаж продукции на внешнем рынке выше в среднем на 20%, объем отгруженной инновационной продукции собственного производства, инновационных работ и услуг, выполненных собственными силами, – на 60–90% [13].

Развитие пилотных ИТК стало существенным фактором роста инвестиционной активности: на каждый рубль бюджетных инвестиций, направленных на поддержку участников кластеров и инфраструктурных объектов, было привлечено более 3.5 руб. из внебюджетных источников, (рисунок 5)

2018-03-14_23-01-03

Рисунок 5. Общий объем инвестиций в развитие кластеров в РФ за 2013-2015 гг*

* Источник: Минэкономразвития России (2015) Кластерная политика: концентрация потенциала для достижения глобальной конкурентоспособности. СПб.: «Corvus»

Всего за три года инвестиции из бюджетных и внебюджетных источников составили свыше 98 и 360 млрд. руб. соответственно, при этом наблюдается тренд сокращения бюджетных инвестиций в пользу внебюджетных. Данный факт свидетельствует об активной вовлеченности представителей бизнес-структур в поддержку существующих на территории РФ кластеров и отражает серьезность намерений долгосрочного развития существующих ИТК.

В 2016 г. Минэкономразвития России перешло ко второму этапу поддержки кластерных инициатив – на принципах проектного управления. Приказ Минэкономразвития России от 27 июня 2016 г. № 400 ознаменовал собой старт приоритетного проекта «Развитие инновационных кластеров – лидеров инвестиционной привлекательности мирового уровня». Цель проекта – обеспечение опережающих темпов экономического роста за счёт повышения эффективности механизмов поддержки предпринимательства, встраивания в глобальные цепочки добавленной стоимости. Приоритетный проект стал продолжением работы, проводимой Минэкономразвития России по поддержке инновационных территориальных кластеров.

Первым этапом приоритетного проекта стал конкурсный отбор заявок на включение в перечень инновационных кластеров – лидеров инвестиционной привлекательности мирового уровня. В результате был сформирован перечень из 11 участников приоритетного проекта [14], (таблица 1).

Таблица 1 — Список кластеров – победителей конкурсного отбора приоритетного проекта Минэкономразвития России «Развитие инновационных кластеров – лидеров инвестиционной привлекательности мирового уровня»

Субъект РФ Кластер
Калужская область «Фармацевтика, биотехнологии и биомедицина»
Красноярский край Технополис «Енисей»
Липецкая область «Долина машиностроения»
Московская область Консорциум ИТК МО
Новосибирская область «Сибирский наукополис»
Республика Башкортостан Нефтехимический территориальный кластер
Республика Мордовия Инновационный кластер республики
Республика Татарстан Камский инновационный территориально-производственный кластер
Самарская область Инновационный территориальный аэрокосмический кластер
Томская область ИТК «Smart Technologies Tomsk»
Ульяновская область ИТК Ульяновской области

 При формировании перечня кластеров-лидеров, в первую очередь отбирались кластеры, сочетающие мировой уровень конкурентоспособности базирующихся на их территории предприятий, высокую динамику роста объёмов производства, значительный научно-технический потенциал сосредоточенных в них исследовательских и образовательных организаций.

Несмотря на положительную динамику экономических показателей действующих ИТК, будущее таких кластеров все же вызывает вопросы об успешности их дальнейшего существования.

По нашему мнению, ключевыми факторами, оказывающими существенное влияние на дальнейшие перспективы развития кластеров, являются:

üВнешняя среда и состав участников сетевых структур

üНаличие государственной поддержки формирования и развития кластеров

üНаличие инновационной стратегии

üУровень коммуникации и самоорганизации между участниками сетевых структур

Мы считаем, что для успешного функционирования кластерных инициатив также необходимо учитывать специфические особенности развития РФ и ее территорий, среди которых, прежде всего, следует отметить:

- слабый уровень доверия между субъектами экономической деятельности, особенно во взаимоотношениях бизнеса и власти;

- отсутствие комплексной целевой государственной программы по развитию кластерной системы. Правительством РФ выделяются средства на создание отдельных проектов (технопарки, внедрение инноваций). Однако эти действия носят разрозненный характер. При этом выделяемые средства находятся в различных ведомствах и министерствах, что создает большие сложности при реализации процессов кластеризации в регионах;

- неразвитость среднего и малого бизнеса на территории РФ. Кластер не может существовать без наличия разветвленных сетевых связей между большим количеством средних и малых предприятий. В кластерах (малый и средний) бизнес начнет функционировать особенно активно, так как создаваемая в них среда требует его массового присутствия.

На наш взгляд, для формирования эффективной кластерной политики в России, коррелирующей со стратегическим видением и пониманием глобальных экономических трендов необходимо учитывать международный опыт формирования и развития кластеров. При этом необходимо также учитывать и тот факт, что процессы кластеризации социально-экономического пространства территорий в РФ происходят более медленными темпами по сравнению с аналогичными процессами, успешно реализующимися в мировой экономике. Это обусловлено рядом факторов и специфических условий, характерных для России. Учитывая эти особенности, автором доклада предлагаются следующие решения, направленные на эффективную адаптацию кластерной политики в регионах (рисунок 6) [15, с.857]

 2018-03-14_23-01-25

Рисунок 6. Решения для эффективной адаптации кластерной политики в регионах

Таким образом, в рамках кластерно-сетевой модели регионального управления становится возможным создание эффективной саморазвивающейся и самообеспечивающей экономической системы. Кластерно-сетевой подход наилучшим образом увязывает основные концепции кластерного развития и обосновывает механизм внутри и вне кластерного взаимодействия экономических объектов по сетевому принципу взаимодействий. Исходя из вышесказанного, следует определить кластерно-сетевой подход как сочетание, с одной стороны, территориально-пространственного размещения хозяйствующих субъектов и, с другой стороны, как сеть взаимосвязей и взаимодействий между структурными элементами региональной экономики как внутри, так и вне кластеров.

Имплементацию кластерно-сетевой модели организации социально-экономического пространства территорий РФ необходимо рассматривать как инновационный драйвер экономического роста, призванного обеспечить успешный переход отечественной экономики от стагнации к интенсивному развитию.

Список литературы

  1. Арбатов А.А., Адамеску А.А., Бухвальд Е.М., Белкин В.Д., Вишневский А.Г., Васин С.А., Варшавский А.Е., Верхунова М.С., Валентей С.Д., Гребенников В.Г., Громова Р.Г., Гусев А.А., Гранберг А.Г., Зайончковская Ж.А., Заславская Т.И., Козлова Е.А., Ксенофонтов М.Ю., Клейнер Г.Б., Кистанов В.В., Ковалев Ю.С. и др. Путь в XXI век: стратегические проблемы и перспективы российской экономики. Книга подготовлена коллективом авторов под руководством академика РАН Д.С.Львова. Москва, 1999
  2. Общероссийский классификатор экономических регионов // Минэкономики России // Госстандарт России — ОК 024-95; Москва, Издательство стандартов, 2000
  3. International Monetary Fund.World Economic and Financial Surveys. – Electronic Database/ — Mode of access: http://www.imf.org/external/pubs/ft/weo/2015/02/weodata/index.aspx
  4. Ферару Г.С., Киселёв Д.Н. Кластерно-сетевая модель организации социально-экономического пространства как одна из новых форм территориального устройства регионов Российской Федерации. Экономика и управление: проблемы, решения. 2017. Т. 2. № 6. С. 44-55
  5. Муравьев А.А. Сетевые экономические отношения и координация экономических взаимодействий // Вестник Костромского государственного университета им. Н.А. Некрасова. 2013. №4. Том 19. С.81-84.
  6. Шерешева М.Ю. Сетевой подход к изучению кластеров предприятий: опыт исследовательской группы IMP. В сборнике: Сетевой бизнес и кластерные технологии сборник статей. Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики», Лаборатория сетевых форм организации, Факультет менеджмента ; составитель У. В. Ломакова ; под редакцией В. П. Третьяка, М. Ю. Шерешевой. Москва, 2011. С. 51-69.
  7. Морозов В. И. Принципы формирования сетевых структур на региональном уровне // Журнал «Регионология». 2012. № 4 // [Электронный ресурс]: URL: http://regionsar.ru/node/1001?page=0,1
  8. Киселев Д.Н. Кластерная политика как инновационный инструмент развития региональной экономики: опыт формирования кластеров за рубежом и в России. Бюллетень науки и практики. 2017. № 3 (16). С. 185-191
  9. Киселев Д.Н. Формирование кластерно-сетевой модели как эффективный инструмент решения проблем неоднородности и неравномерности развития социально-экономического пространства РФ. В сборнике: Современная экономика: актуальные вопросы, достижения и инновации сборник статей XI Международной научно-практической конференции: в 2 частях. 2017. С. 295-300.
  10. Ферару Г.С., Киселев Д.Н. Обоснование необходимости формирования отечественной модели и проблемы кластерного развития территорий РФ // Иннов: электронный научный журнал, 2016. №4 (29). URL: http://www.innov.ru/science/economy/obosnovanie-neobkhodimosti-formirov/ 
  11. Смирнова Т. А. Малые предприятия в кластерной организации инновационного развития экономики // Молодой ученый. — 2010. — №11. Т.1. — С. 168-171
  12. Распоряжение Правительства Российской Федерации «Концепция долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года» № 1662-р от 17.11.2008 г.
  13. Минэкономразвития России (2015) Кластерная политика: концентрация потенциала для достижения глобальной конкурентоспособности. СПб.: «Corvus»
  14. Министерство экономического развития Российской Федерации. Департамент стратегического развития и инноваций. Режим доступа: http://economy.gov.ru/minec/about/structure/depino/2016191004
  15. Киселев Д.Н. Кластерная политика в системе стратегического управления инновационно-технологическим развитием региона: опыт формирования кластеров за рубежом и в России. В сборнике: Россия: тенденции и перспективы развития Ежегодник. Ответственный редактор: В.И. Герасимов. Москва, 2017. С. 855-857

References

  1. Arbatov A. A. Adamesku A. A., Buchwald, E. M., Belkin V. D., A. G. Vishnevsky, Vasin S. A., Varshavsky A. E., Vergunova M. S., Valentey S. D., Grebennikov V. G., Gromova R. G., Gusev A. A., Granberg A. G., and Zayonchkovskaya Zh. a., Zaslavskaya T. I., Kozlova E. A., Ksenofontov, M. Y., Kleiner G. B., VV Kistanov, Kovalev Yu. s. the Way to XXI century: strategic problems and perspectives of the Russian economy. The book was prepared by a team of authors under the leadership of academician D. S. Lvov. Moscow, 1999
  2. All-Russian classifier of economic regions / / Ministry of economy of Russia / / Gosstandart of Russia-OK 024-95; Moscow, standards Publishing house, 2000
  3. International Monetary Fund.World Economic and Financial Surveys. — Electronic Database / — Mode of access: http://www.imf.org/external/pubs/ft/weo/2015/02/weodata/index.aspx
  4. Feraru G. S., Kiselev D. N. Cluster-network model of the organization of social and economic space as one of the new forms of territorial structure of the regions of the Russian Federation. Economics and management: problems, solutions. 2017. Vol.2. No. 6. P. 44-55
  5. Alexander A. Muravyev Network of economic relations and coordination of economic interactions // Bulletin of the Kostroma state University. N.. Nekrasov. 2013. No. 4. Volume 19. P. 81-84.
  6. Sheresheva M. J. a Network approach to the study of clusters of firms: the experience of the research group IMP. In the collection: Network business and cluster technology collection of articles. National research University «Higher school of Economics», Laboratory of network forms of organization, Faculty of management ; compiled by W. V. Lomakova ; edited by V. P. Tretyakov, M. Yu. Shereshevo. Moscow, 2011. P. 51-69.
  7. Morozov V. I. the Principles of formation of network structures at the regional level // Journal «Regionology». 2012. № 4 / / [Electronic resource]: URL: http://regionsar.ru/node/1001?page=0,1
  8. Kiselev D. N. Cluster policy as an innovation tool for regional economic development: the experience of formation of clusters abroad and in Russia. Bulletin of science and practice. 2017. No. 3 (16). P. 185-191
  9. Kiselev D. N. Formation of the cluster-network model as an effective tool for solving the problems of heterogeneity and uneven development of the socio-economic space of the Russian Federation. The book Modern Economics: current issues, achievements and innovations a collection of articles XI International scientific-practical conference: in 2 parts. 2017. P. 295-300.
  10. The Ferrara G. S., Kiselev D. N. The necessity of formation of domestic models and the problems of cluster development of the territories of the Russian Federation // Innov: electronic scientific journal, 2016. No. 4 (29). URL: http://www.innov.ru/science/economy/obosnovanie-neobkhodimosti-formirov/
  11. Smirnova T. A. Small enterprises in the cluster organization of innovative development of economy / / Young scientist. — 2010. -No. 11. Vol.1. — P. 168 to 171
  12. The order of the Government of the Russian Federation «the Concept of long-term social and economic development of the Russian Federation for the period till 2020″ No. 1662-p of 17.11.2008.
  13. Ministry of economic development of Russia (2015) Cluster policy: concentration of potential to achieve global competitiveness. SPb.: «Corvus»
  14. The Ministry of economic development of the Russian Federation. Department of strategic development and innovation. Mode of access: http://economy.gov.ru/minec/about/structure/depino/2016191004
  15. Kiselev D. N. Cluster policy in the system of strategic management of innovation and technological development of the region: experience in the formation of clusters abroad and in Russia. In the collection: Russia: trends and prospects of the Yearbook. Executive editor: V. I. Gerasimov. Moscow, 2017. P. 855-857

[1] Киселев Дмитрий Николаевич – аспирант кафедры экономики и моделирования производственных процессов, Институт экономики, Белгородский государственный национальный исследовательский университет (Российская Федерация, 308015, Белгородская область, г. Белгород, ул. Победы, 85,)

Тэги: , , , ,

Еще нет комментариев

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика